Великая Армения

25 лет начала карабахского движения

 

 

степанакерт парадHayasaNews.com. Началом карабахского  движения принято считать февраль 1988 года и так оно и было на самом деле. Однако вся эта история началась в далеком 1923 году, когда армянские земли обменяли на бакинскую нефть. До 1988 года Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) познала многие сложности и вызовы со стороны Азербайджанской ССР. Ползучий геноцид, увольнение армян с государственной службы – все это было возведено в ранг государственной политики «интернационального» Азербайджана. Положение ухудшилось с приходом на пост первого секретаря ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева. Даже несмотря на то, что почти все его помощники были армянами, положение в НКАО ухудшалось с каждым днем.

 

Вопрос о передаче Нагорного Карабаха Армении время от времени поднимался армянским руководством, но не получал поддержки в центре. В 1960-е годы социально-экономическая напряженность в НКАО несколько раз перерастала в массовые беспорядки. В частности, учителя одной из школ, азербайджанца обвинили в убийстве армянского мальчика. Обвинение подтвердилось. В адрес руководства Азербайджанской ССР высказывались обвинения в экономической дискриминации НКАО, а также в попытках изменить демографическую структуру автономной области.

 

В течение лета – осени 1987 года нарастал конфликт между жителями армянского села Чардахлу (родина маршалов  Советского Союза Оыванеса Баграмяна и Амазаспа Бабаджаняна) и первым секретарем Шамхорского райкома М. Асадовым из-за увольнения директора совхоза — армянина. Более того, был осквернен памятник воинам-чардахлинцам, погибшим в Великой отечественной войне – у орлов были выковыряны глаза. В ноябре 1988 года армяне были насильственно выселены из 12 окружных деревень.

 

 

В тот же период в Нагорном Карабахе и Армении был проведен массовый сбор подписей под требованием о передаче Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР. 1 декабря делегация карабахских армян передала подписи, письма и требования в приемную ЦК КПСС в Москве. Под обращением к советским властям было собрано 75 – 80 тыс. подписей. В январе 1988 года в Москву направилась новая делегация карабахских армян, которая привезла с собой не только обращения карабахцев, но и 84 документа, касающихся истории, этнографии, экономики и культуры Нагорного Карабаха.

 

Великая АрменияТерритория современного Нагорного Карабаха во II в. до н. э. была частью  Великой Армении и в течение около шести столетий составляла часть провинции Арцах. В конце IV в. н. э. эта территория была включена Персией в состав ее вассального государства – Кавказской Албании. С середины VII века до конца IX века Арцах находился под  арабским владычеством, в IX—XVI веках  был частью армянского феодального княжества Хачен. В конце XVII — первой половине XVIII века Нагорный Карабах находится под властью союза армянских меликств Хамсы. Во второй половине XVIII века Нагорный Карабах с преобладающим армянским населением вошел в Карабахское ханство, а в 1813 году в составе Карабахского ханства по Гюлистанскому мирному договору  – в Российскую империю. Такова краткая история.

 

Вернемся к Гейдару Алиеву. В интервью бакинской газете “Зеркало” в 2002 году он сказал: “Нагорно-Карабахская проблема возникла  не в 1988 году. Это не новая проблема. То есть, это – острый конфликт. Но эта проблема продолжается с начала ХХ века. Я несколько раз говорил об этом. И в прошлом, когда я работал в органах безопасности, положение в Нагорном Карабахе не было нормальным. Не было нормальным оно и в советский период… Когда я был первым секретарем, много помогал в то время развитию Нагорного Карабаха. В то же время старался изменить там демографию. Нагорный Карабах поднимал вопрос об открытии там института, вуза. У нас все возражали против этого. Я подумал, решил открыть. Но с тем условием, чтобы было три сектора – азербайджанский, русский и армянский. Открыли. Азербайджанцев из прилегающих районов мы направляли не в Баку, а туда. Открыли там большую обувную фабрику. В самом Степанакерте не было рабочей силы. Направляли туда азербайджанцев из окружающих область мест. Этими и другими мерами я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось. Те, кто работал в то время в Нагорном Карабахе, знают об этом. Во всяком случае, благодаря моей воле, другим качествам мое слово было законом для его руководства” .

 

При этом в описываемое время Гейдар Алиев публично позиционировал себя в качестве гуманиста и интернационалиста. Вот, например, что говорил о том, что сейчас в Азербайджане называется “геноцидом” азербайджанцев в Баку: “В марте 1918 года мусаватисты подняли антисоветский мятеж в Баку, намереваясь задушить Советскую власть. Благодаря решительным и твердым мерам, принятым большевиками, мятеж был ликвидирован.” Наверное, поэтому Алиев тогда уверял своих слушателей: “И сегодня мы с гордостью и любовью говорим, что великий сын армянского народа Степан (Шаумян) – это и сын азербайджанского народа, всех народов Закавказья, всего многонационального и единого советского народа. И именно Гейдар Алиев распорядился разрушить памятник 26 бакинским комиссарам и вычеркнуть их имя из истории.

Как выяснилось позже, говоря одно, Алиев-старший делал другое – вытеснял армян из Карабаха. Эта политика продолжилась и после того, как Алиев покинул Баку. Когда в 1988 г. терпение армян Карабаха закончилось, они, в надежде на последовательность проводимой М. Горбачевым политики демократизации страны, по давней привычке обратились к Москве с просьбой справедливого решения вопроса. Это были наивные надежды и ожидания. В ответ 11 февраля того же года в административный центр Нагорно-Карабахской автономной области приехала делегация высшего руководства Советского Азербайджана. В ночь с 11 на 12 февраля в Степанакерте состоялось заседание Бюро обкома партии, на котором выступал заведующий отделом административных органов ЦК КП Азербайджана М. Асадов. Он не скупился на угрозы в адрес “экстремистов и сепаратистов”. Тогда же прозвучали знаменитые слова о 100 тысячах азербайджанцев, готовых в любое время ворваться в Карабах и устроить здесь “кровавую бойню”. Представитель партии, основной идеологией которой считался “пролетарский интернационализм”, не скрывал и цели этой политики: “Мы превратим Карабах в армянское кладбище.”

 

Пришедший к власти в Аз.ССР весной 1991 года Аяз  Муталибов банально проговаривается на пленуме ЦК КП республики: “Мы туда вошли и оттуда не выйдем… Нашим врагам… руководству Армении следует подумать о будущем армянского народа. Если Центр не предпримет мер, то нас 7 миллионов, это сделаем мы”. Вот и следующий за Муталибовым президент Азербайджана – Эльчибей – заявляет на своей инаугурации: “Через сто дней я буду пить чай в очищенном от армян Степанакерте, а потом мыть ноги в Севане”. При этом Эльчибей обещал покончить самоубийством, если не сдержит своего обещания. Неизменной осталась приверженность к тотальному насилию как к способу решения национального вопроса и после очередной смены власти в Баку. А это уже Ильхам Алиев: “Я поставил задачу: наш военный бюджет должен быть равен всему бюджету Армении, а возможно, превосходить его, так оно и будет… Мы и впредь будем продолжать эту политику.”  Они ее и продолжают, последовательно превращая Азербайджан в государство со сверх раздутым военным бюджетом, превысившим уже 1 млрд. долл. Для чего тратятся эти немалые суммы в богатой республике, где живет так много бедных людей?

 

А теперь займемся арифметикой. Оккупировав  17,4% всей территории Нагорного Карабаха – около 750 кв. км. из 4400, азербайджанские власти постоянно твердят о 20% оккупированной армянами территории Азербайджана. В ходе войны 1991-1994 гг. армянам удалось занять полностью 5 (Лачинский, Кельбаджарский, Кубатлинский, Зангеланский и Джебраильский) и частично 2 (на 25% Агдамский и на 35% – Физулинский) районов Азербайджана – всего  7059 квадратных километров, что составляет 8% территории бывшей Азербайджанской ССР (не считая собственно НКР), т.е. более чем в 2 раза меньше навязываемой Азербайджаном мировому общественному мнению цифры. Даже если считать населенные армянами земли Карабаха “оккупированными”, то и тогда эти территории составят 13% общей площади АзССр – 86600 кв. км.

 

 


 
Всего этого можно было бы избежать, откажись Баку от желания превратить Карабах в армянское кладбище. Впрочем, даже и армянским кладбищам на подконтрольных Баку территориях, некогда населенных армянами, нет места. Война ведется и с мертвецами, и с памятниками культуры. Последние, если они относятся к средневековью, сначала объявляются не армянскими, а албанскими. Азербайджанская пропаганда настаивает на версии происхождении своего народа от кавказских албанцев, и таким образом приписывает армянские средневековые артефакты предкам азербайджанцев. Не ясно при этом одно – почему же тогда эти памятники методично уничтожаются? Последним актом вандализма стало полное разрушение средневекового кладбища в Старой Джульфе (Нахичеван).

Через 25 лет после завершенной формально, но юридически так и не законченной войны, Армению и Азербайджан по-прежнему разделяет не граница, а линия фронта. Это была тяжелая, страшная, кровопролитная война, и сейчас ее хотят повторить, но сделать это на куда как более страшном для человечества уровне.

Наш рассказ был бы неполным, и мы решили привести свидетельство Жанны Галстян, Героя Арцаха, женщины, которая оставила сцену и пошла сражаться за свободу своего народа.

«Если бы не было карабахского движения, не было бы и Третьей республики Армения. Национально-освободительное движения народа Нагорного Карабаха  разбудило армянское национальное самосознание,  и все стало на свои места. Я вообще считаю, что любые процессы, которые ведут к независимости, играют положительную роль в жизни нации. Нашим главным желанием было скинуть азербайджанское ярмо,  и эту задачу народ Нагорного Карабаха выполнил с честью.  

 

Что касается войны, в которой превосходящий по вооружению и живой силе Азербайджан проиграл Нагорному Карабаху, то другого быть и не могло. Мы защищали свою землю, отстаивали право на жизнь наших детей. А что защищала азербайджанская армия? Свою землю так, как они воевали, не защищают. Более того, я лично считаю, что  если бы в связи с развалом СССР мы остались бы один на один с Азербайджаном – мы бы проиграли. Такова реальность. Большую роль сыграл фактор Советской армии, которая помогала и им, и нам. Мы победили потому, что на одной чаше весов была наша реальная история и то, что Азербайджану подарила история, а на другой – наша жизнь. Одно дело искусственно внушать себе и всеми миру, что древнее азербайджанцев никого не было, а другое – генетическая память. А если взять на личностном уровне, то у самого последнего армянина есть патриотизм.

 

карабахское движение

Для нас вопрос статуса нашей страны давно решен. А все потуги МГ ОБСЕ – это общемировой процесс. Карабах поставил бывший СССР и Азербайджан в правовой тупик. А тут еще Хельсинкский пакт с незыблемостью границ и правом наций. И теперь все никак не могут определиться. Я считаю, что Азербайджан сначала сам должен уточнить, какие именно границы он имеет в виду – 1918, 1991, 1994…  Вот когда Баку определится, тогда будет намного легче. Свою государственность мы завоевали тяжелой борьбой, именно поэтому мы так ее ценим. Дух Арцаха остался прежним, арцахцы встанут на колени только перед Богом, склонят голову только перед погибшими воинами.

 

Карине Тер-Саакян,

Hayasa

Нравится