Интервью

Алексей Власов

Алексей Викторович Власов – замдекана исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, главный редактор интернет-портала Вестник Кавказа

 

Армения и Россия всегда были духовно и культурно близкими государствами и для многих россиян Армения и армяне воспринимаются особенно, и это взаимно. А что такое для Вас Армения?

Армения для меня – часть моей жизни. Армения – это часть страны, в которой я жил и родился. Для меня армяне, как и казахи, киргизы, украинцы грузины, азербайджанцы являются моими братьями, соотечественниками, с которыми на протяжении 26-ти лет моей жизни мы жили вместе в государстве без границ под названием СССР. Я мог беспрепятственно поехать в Ереван, Тбилиси или в Баку и чувствовать себя как дома. Поэтому и сегодня бывая, в гостях в Ереване или в Баку ощущаю себя не как в гостях, а как дома в качестве человека, которого воспринимают как друга и брата.

{youtube}bIgVn6cBSgU{/youtube}

 

Вы несколько раз бывали в Армении, какие перемены ощутили во время визитов до и после распада СССР?

Во времена Советского Союза Ереван был более веселым. Кстати, я встречался с представителями старой ереванской интеллигенции и понял, что этот веселый дух жив. Те люди, которые олицетворяли гостеприимство то самое «армянское» гостеприимство, дай Бог, пусть передадут своим детям и внукам этот колорит и ощущение. которое армяне дарят людям.

 

Вы по профессии историк и поэтому особенно интересно спросить относительно роли России в армяно-российских отношениях?

Я думаю что это, скорее, миссия не только по отношению к Армении, но и ко всем народом, которые жили в то время в Советском Союзе. Делать свой образ притягательным, помогать, в чем-то направлять и для стран с низким уровням социального и экономического развития быть не старшим братом, а быть другом. Вот эта миссия для России она главная. Не хозяином, а именно другом! Ведь от друзей не отказываются. Если мы сможем показать или в рамках Евразийского проекта или каким-то другим образом, что у нас есть чему поучиться и что мы с открытым сердцем готовы дружить, сотрудничать и взаимодействовать – это будет очень благоприятно для нас всех. Мало быть сильным, важно быть умным и добрым, а остальное приложится.

 

Алексей Викторович, на сегодняшний день Вы являетесь одним из самых известных российских политологов, специализирующихся на постсоветском пространстве. Скажите какова по Вашему мнению геополитическая ситуация на Южном Кавказе?

Вы знаете, о нынешней ситуации сложно говорить как о некой константе. Есть много факторов, которые могут в любой момент кардинально изменить существующее положение вещей. Например, начало активных боевых действий Израиля и США против Ирана, которое немедленно отразится на каспийском регионе, а может повлиять и на карабахский конфликт. Скажем так, Южный Кавказ сегодня, это уравнение со многими неизвестными. Если брать интересы России в данном регионе, то нужно отметить три основных момента:

1) Сохранение баланса вокруг нагорно-карабахского конфликта и необходимость удержать стороны от перевода этого конфликта в горячую фазу. Взрыв в Карабахе невыгоден для Москвы, поскольку это может привести к непредсказуемым последствиям

2) Укрепление независимости Южной Осетии и Абхазии. Несмотря на сомнения некоторых экспертов, я считаю, что эта тема не является возвратной. Вопрос о независимости решен раз и навсегда, и ни Путин, ни новое руководство России не пойдут на пересмотр де-юре признания независимости этих государств. Следовательно вопрос о будущем российско-грузинских отношений во многом будут зависеть оттого, как изменится внутриполитическая ситуация после президентских выборов 2013 г.: уйдёт ли М. Саакашвили из политики или останется в каком-либо ином качестве. Любой другой политик – переговорно-удобный для Москвы. Это будет означать размораживание российско-грузинских отношений.

3) Ограничение влияния нерегиональных игроков на Южном Кавказе, некоторые действия которых с точки зрения Москвы ведут к дестабилизации обстановки, и если по Вашингтону все относительно понятно, то сейчас Кремлю предстоит определиться, как быть с Турцией. Анкара все активнее заявляет о своих интересах на Южном Кавказе, ведет свою игру вокруг Азербайджана и армяно-турецких протоколов. Новому руководству РФ нужно будет решить вопрос об истинном статусе Турции: конкурент, дружественный партнер, или что-то иное.

 

В чем, на Ваш взгляд, причины нагорно-карабахского конфликта?

Методологическая проблема в противоречии между территориальной целостностью и правом наций на самоопределение. Геополитически проблему перезагрузил косовский прецедент. Если до этого более менее было понятно как относиться к подобного рода вопросам, то после признания независимости Косово западным миром, стало ясно, что это «свободное поле» и возможны различные варианты. Это открыло «ящик Пандоры», поскольку вслед за Косово все замороженные конфликты на постсоветском пространстве приобрели тенденции к размораживанию. На практике, все, что касается Карабаха, это глубочайшие просчеты советского руководства и отдельно М.С. Горбачева, поскольку он не сумел локализовать конфликт на начальной стадии и не сумел избежать открытого вооруженного противостояния. Здесь вина также Б.Н. Ельцина, который не просчитал все возможные варианты действий России по карабахскому конфликту, что привело к утрате Россией статуса модератора.

 

Какие пути решения данного конфликта Вы видите?

Нужно в первую очередь системно развивать элементы общественной дипломатии. Следует максимально интенсифицировать контакты между интеллигенцией и общинами армянской и азербайджанской. Вместе с тем, нужно постепенно давать возможность решать экономические вопросы в регионе. Фактически решение конфликта на первых этапах – в создании единой экономической базы между государствами региона. Нужно также еще раз рассмотреть вопрос о недопустимости силового сценария. Но, повторюсь, что важным инструментом решения конфликта должна стать активизация общественной дипломатии, как в свое время поступили бывший посол Армении Армен Смбтян и посол Азербайджана Полад Бюль-Бюль Оглы. Это было очень мудрое решение. Хотя свои плоды общественная дипломатия даст спустя какое-то время, но самое главное будет сделано – уйдет в историю ненависть. Именно ненависть мешает посмотреть на этот конфликт с другого угла.

 

Какой у вас прогноз относительно иранской проблемы?

Пока существует сирийский вопрос, иранский будет в завуалированном состоянии. Вместе с тем, американцы сейчас лихорадочно просчитывают возможный объем потерь, и если он превысит разумную с их точки зрения величину, операция не начнется. Обама понимает, что в второй срок на посту главы государства (на мой взгляд именно он выиграет) – удобное время для начала решения иранской проблемы, с другой стороны, экономика США для избирателя важнее. Поэтому только при гарантиях со стороны ЦРУ и Пентагона о «разумных потерях» Обама рискнет начать военную операцию.

 

Что ждет армяно-турецкие отношения?

На данный момент я не вижу перспектив размораживания переговорного процесса. Турецкие оппозиционные СМИ пишут о том, что велика вероятность того, что Эрдоган сделает это, но до осени 2012 г. я так не думаю.

 

Какое будущее у СНГ?

Пока есть три фактора, при которых СНГ будет функционировать. Это русский язык, безвизовый режим и зона свободной торговли. Если эти факторы исчезнут, СНГ прикажет долго жить, и наоборот. Что касается перспектив развития СНГ, то оно перемещается в альтернативные интеграционные модули: Евразийский союз, ОДКБ, другие социо-культурные интеграционные проекты, а СНГ – это большая площадка для Президентов. Это нормально. Пока ее необходимость ощущается, а что будет через 5-10 лет – посмотрим.

 

Тигран Манасян

Hayasanews

Нравится