Великая Армения

Армянский джаз: портрет в синкопах

 Джаз в Армении не просто джаз, а состояние души, если хотите, целый пласт городской  культуры. Джаз в Ереване был всегда -по крайней мере для нас, чью юность в серые застойные годы скрашивало Трио Малхаса, звучавшее в «Крунке». Там подавали жуткий кофе и прекрасное легкое вино «Гетап» по 87 копеек, там слепило глаза от сигаретного дыма, там официантками служили строгие, но снисходительные тетушки неопределенного  возраста…. но там собирались друзья, бурлили споры, травили анекдоты, из рук в руки передавался «самиздат» и … звучала музыка. Эту музыку играли Кока Бакунц, Армен «Чико» Тутнджян и Малхас (Левон Малхасян). Мы уже тогда знали – такого джаза нет нигде в Союзе!

 

Левон Малхасян: Терпеть не могу, когда меня называются отцом армянского джаза. Я просто основал малые составы. Первый – в 1963 году в Брюсовском институте, где я учился, но ни дня в своей жизни не проработал филологом».

 

 

У него до сих пор нет никакого музыкального образования и в том, что касается нотной грамоты, он, по собственному признанию «полный ноль». Но грамота – грамотой, а страсть берет свое. Первый состав так и назывался «Трио Левона Малхасяна». В 1970-м на всесоюзном фестивале джаза в Куйбышеве стали лауреатами. С того года я начал отсчет своей джазовой карьеры”. В том первом составе играли Артур Абрамян (контрабас), Армен «Чико» Тутунджян (барабаны) и Левон, потом трио  превратилось  в квартет с саксофонистом Аликом Захаряном. Всего в Союзе было проведено 7 джазовых фестивалей. Последний был в 1986 году в Ереване.

 

 

Потом… была война, блокада, холод и никто не мог подумать, что в Армении может возродиться джаз. Это было как на другой планете, или как любит говорить Малхас: «Весь земной шар вертится в одну сторону, Ереван – в обратную». Это применительно и к джазу.

 

 

А в последние дни уходящего года в Ереване открылся новый джаз-клуб YansClub – событие для культурной жизни столицы Армении в некотором роде знаковое. Перед клубом была открыта Аллея звезд армянского джаза, на которой уже две звезды – Артемия Айвазяна и Константина Орбеляна.

 

 

Развитие армянского, да и всего советского джаза невозможно представить без Артемия Айвазяна, который создал Государственный джаз-оркестр Армении и возглавлял его до 1956 года. Он для армянского джаза был тем же, чем был Леонид Утесов для джаза советского. Ну а Константина Орбеляна представлять особо не надо – именно под его руководством Государственный джаз Армении объехал почти весь мир и везде его принимали при полных аншлагах, включая и родину джаза – США.

 

 

Первый джаз-оркестр в Армении организовал еще в 1936 году трубач Цолак Вартазарян, отец композитора Мартина Вартазаряна, к сожалению рано погибший в автокатастрофе. «Это был оркестр Дома Строителей, который находился около кинотеатра «Москва», а потом уже на его основе и был создан Государственный джаз Армении под управлением Артемия Айвазяна. Оттуда и пошло. Наш джаз, в отличие от джаза Утесова, Цфасмана, Скоморовского и других, построен на национальном мелосе. И потом – армянская музыка очень гибкая, она легко вбирает в себя разные стили и направления и – рождается то, что мы называем армянским джазом. В Ереване не было ни одного уважающего себя института или предприятия, где бы ни было  эстрадного оркестра. Лучший был в Брюсовском институте, который организовал тромбонист оперного оркестра Левон Мирзоян. Кстати, там, в Брюсовском  начинал и Левон Малхасян, ныне знаменитый Малхас и Армен «Чико» Тутунджян. Я же руководил оркестром при «Ереванпроекте», который первый из армянских коллективов был в Чехословакии, а в 1965 году выступал в прямом эфире на Гостелевидении СССР. Ну а дальше – все наверное знают – оркестр под управлением Константина Орбеляна объехал весь мир и везде был удостоен высших похвал. В 1972 году Мелик Мависакалян стал руководителем Эстрадно-симфонического оркестра Гостелерадио Армении. В 80-е годы сюда пришел Ерванд Ерзнкян, благодаря которому оркестр сохранился до сих пор… Ну а что тогда, в 70-е годы мы играли чуть ли не подпольно, ерунда все это. Играли что хотели, ездили на всесоюзные фестивали. Это сейчас почти никуда не поедешь – денег нет», – рассказывает Мартин Вартазарян.  Вообще рассказы «от Булика» (так его называют в Ереване) – совершенно отдельная тема, к которой мы еще вернемся. Но напоследок еще одна история: “Приехал Арно Арутюнович Бабджанян в Ереван. Лежит больной, настроения нет, ну мы решили его развеселить. Принесли магнитофон, включили, он послушал четыре такта и сказал: “Малхас”. Самое интересное, что Арно Арутюнович узнал свой “Ноктюрн”.

 

 

Малхас – Левон Малхасян – один из самых знаменитых и узнаваемых людей в армянском джазе. «Меня всегда интересовал вопрос – что значит любить ту или иную музыку? Если не заниматься ею профессионально, то получается, что любишь почти всегда настроение, состояние, в которое тебя вводит определенное сочетание звуков. В первую очередь такое отношение применимо к джазу: возникший из негритянских госпелов и спиричуэлов, он стал своего рода «откровением» для очень и очень многих. Не обошел джаз и Армению, национальный мелос которой как нельзя лучше подходит к джазу. Есть ли разница в терминах «армянский джаз» или «джаз в Армении»? Наверное, есть, но и тот и другой обозначают существующую реальность – армянский джаз больше приближен к стандартам, нежели, скажем, русский. Он, если так можно выразиться, более «черный», чем «белый». А это важное джазовое различие. Но вот чего в Армении никогда не было – это джазового вокала. В Армении нет джазовой школы, нет серьезного подхода к этому делу. По моему убеждению, джазовым вокалом либо надо заниматься серьезно, либо не  заниматься совсем. Нет ни одного джазового певца, с которым я бы хотел выступить. Джазовой школы не было и в советское время, хотя и были талантливые джазовые вокалисты, такие как Татевик Ованнисян и безвременно скончавшаяся Эльвина Макарян», – говорит Малхас и он, наверное прав.

 

 

На сегодняшний день эстрадно-симфонический оркестр Гостелерадио, ныне Общественного Телевидения и Радио Армении пользовался  и пользуется огромной популярностью. Без него не обходится ни один мало-мальски приличный концерт. А заслуга в сохранении оркестра принадлежит его дирижеру и художественному руководителю, композитору Ерванду Ерзнкяну. Он руководит коллективом с 1986 года вместе с прекрасным композитором Мартином Вартазаряном.

 

 

Немного истории: оркестр был создан на основе квинтета Константином Орбеляном в 1956 году, с  1967 года  это уже был оркестр Гостелерадио Армении, которым  руководил Мартин Вартазарян, а с 1972 по 1986 – Мелик Мависакалян. В 1986 году  художественным руководителем и главным дирижером оркестра стал Ерванд Ерзнкян. А начиналось все в  Ереванском Политехническом институте.

 

 

Ерванд Ерзнкян: «…В 1965 году в Политехе был  вокально-инструментальный ансамбль «Мечтатели», где мы играли TheBeatles и обработки армянских народных песен. Это была первая  серьезная рок-группа и я там играл до 1970 года. После окончания Политеха я поступил в консерваторию и с 1972 года я в оркестре, играл на бас-гитаре, потом… ну потом вы знаете. Для меня все началась в 60-х годах. В 1966-67гг. я играл в квинтете – Артур Вартапетян (фортепиано), Армен Захарян (барабаны),  Александр Захарян (саксофон)  я на контрабасе и  Александр Титаренко на трубе. Потом у нас был квартет: Левон Малхасян (фортепиано), Александр Захарян (саксофон),  Армен «Чико» Тутунджян (барабаны) и я на контрабасе. В 1970-м на всесоюзном фестивале джаза в Куйбышеве мы стали лауреатами. Сейчас  в Армении два биг-бэнда – Государственный джаз Армении (руководитель и главный дирижер Армен Уснунц)  и наш оркестр телевидения и радио. Не каждая страна может себе позволить иметь два таких высококлассных оркестра..  Причем, у наших оркестров  здоровая конкуренция, несмотря на разноплановость  стилей. Армянские джазовые  музыканты могут выступать на любой сцене мира с большим успехом: Ваагн Айрапетян, Никогайос Вартанян, Тигран Пештмаджян, Армен Уснунц, Арсен Нерсисян и многие другие. Сейчас у нас много молодежи. Я бы сказал, что оркестр является  лабораторией для студентов – эстрадников нашей консерватории. Они здесь проходят обкатку, учатся играть вместе. Мы никогда не играли и не играем под фонограмму – только живая музыка».

 

 

Но есть и другая точка зрения. Мнение композитора Степана Шакаряна: « …Зачем говорить о том, чего нет. Нет армянского джаза – потому что нет денег, нет государства, меценатов. Но это не все. Джаз, если так можно выразиться, грейпфрут, то есть гибрид лимона и апельсина. В случае с джазом  музыка негров с плантаций и белых эмигрантов. Это истинно американская музыка и в другом месте ее быть не может. Джаз  еще и грамматика, одолеть которую могут таланты. Так зачем же говорить и писать о несуществующих вещах?»

 

 

В 70-е впервые прозвучали обработки армянских народных песен – сейчас  они стали классикой, особенно на фоне псевдо-эстрадной «народной» музыки. Одним из первых аранжировщиков был Аксель Бакунц, ушедший от нас в 2012 году. Племянник расстрелянного в 1937-м году писателя Акселя Бакунца, добрый и улыбчивый, он подтверждает поговорку: «хорошего человека должно быть много».

 

 

«Почему-то все говорят, что нам запрещали играть джаз, рок. Никто ничего не запрещал – мы ездили с гастролями по Союзу, а пару раз даже за рубеж с нашим квартетом. Тогда просто была небольшая обязаловка: спеть одну патриотическую песню, а дальше пой, что хочешь. Так что все было в порядке. Я играл в «Крунке» в 1966-68 годах, а пели у нас Симон Терян, Раиса Мкртчян. Хорошее было время. У нас в одно время играл Карен Свасьян, ныне философ, живет в Швейцарии. Много народу играло – от души и прекрасно.

 

 

Я почему-то совершенно уверен, что у тех, кто так страстно тянется к “рабису”, не все в порядке с генами. Чистокровный армянин не станет слушать такую музыку. Сегодня можно искоренить “рабис”, создав альтернативную музыку. Надо делать так, чтобы мы слушали больше свои произведения. Народ должен почувствовать разницу. В свое время, в начале 70-х, мы сделали такой эксперимент: народную музыку переиначили, переписав в более популярной эстрадной манере с некоторыми элементами джаза. Представьте себе, понравилось. Армянская музыка всегда отличалась от восточной и европейской. Об этом впервые сказал Комитас, выделив третью, сугубо армянскую музыку, имеющую свою эстетику, отличную от всех. Она – в крови. У талантливых музыкантов она проявляется ярче, своеобразнее. К примеру, Армен Донелян, один из десятки лучших американских джазовых пианистов, подпитанный необычайно глубоким музыкальным кругозором, сохранил в себе истинное армянство… Года два тому назад, приехав на родину, он открыто тянулся ко всему народному, его это всерьез увлекало, тянуло к себе. А когда наш ансамбль “Серпантин” исполнил “Ераз”, он не смог сдержать слез. После он рассказал, что вдруг вспомнил эту песню, которую еще в детстве напевал ему отец…»

 

И последнее: на открытии Yans Club Левон Малхасян сообщил, что в сентябре состоится Всеармянский джаз-фестиваль, в котором примут участие знаменитые армянские джазмены, в том числе из-за рубежа.

Об армянском джазе можно писать долго. Это, наверное, любовь на всю жизнь…

 

Карине Тер-Саакян,

Hayasa

Нравится