Великая Армения

Шарлю Азнавуру – 89

 

rus136921043816

Шарль Азнавур… Даже не верится, что ему уже 89. Для моего поколения он был не то, что кумиром, он просто был   небожителем. Слава Богу, в СССР его не запрещали и мы слушали его ни с чем несравнимый голос  с замиранием сердца. Были и пленки «на костях», шипящие, заигранные до полного хрипа – особенно «Изабель». Уже потом стали появляться рассказы о шансонье, а в «Литературной Армении» был напечатан большой отрывок из книги «Моя биография».

 

 

В 1918 году Миша и Кнар Азнавуряны уехали из охваченной гражданской войной России во Францию. Родом Азнавуряны из Ахалцихе и там до сих пор стоит их дом. В Париже и родился будущий великий 

шансонье, которого назвали Вагинак Шахнур Азнавурян. Но так как имя для французов было труднопроизносимым, его стали называть Шарлем. К тому времени во Францию перебрался и отец Миши, бывший повар царской армии. В ту самую неделю, когда Шарль появился на свет, его отец и дед торжественно открыли на Рю де Шампольон, 3, небольшой русский ресторанчик, названный “Кавказским”. По замыслу хозяев, заведение это должно было собрать под своей сенью весь цвет русской эмиграции первой волны – тех вельможных князей и графов, что ныне вынуждены скромно зарабатывать на хлеб, крутя баранку парижских такси.

 

Ресторан действительно был всегда переполнен – но касса, увы, пустовала. Причиной было  доброе сердце Миши Азнавуряна. Посетители “Кавказского” – студенты, художники, бесконечные армянские родственники и знакомые хозяев, а также разнообразные попрошайки и пройдохи, которых в Париже конца двадцатых годов было пруд пруди – предпочитали покушать в кредит и даже не думали расплачиваться. “Ничего, когда-нибудь все эти люди придут к нам, чтобы отдать долги и сказать спасибо за то, что мы помогли им в трудную минуту”, – не уставал повторять Миша друзьям, упрекавшим его в неуместном простодушии. В общем, все закончилось так, как и должно было: в 1930 

году последнее из пяти “Кавказских” заведений Азнавурянов пришлось закрыть. За несколько часов до закрытия в зал вошли два студента-эфиопа из Аддис-Абебы: “Мы пришли, чтобы расплатиться…” “Не стоит, друзья мои, мы все равно уже не работаем”, – грустно ответил им Миша Азнавурян. Тем не менее студенты настояли на своем и, отдав деньги, ушли – став, таким образом, единственными из клиентов “Кавказского”, кто за шесть лет существования ресторана заплатил по долгам. С тех пор отец Шарля до конца своих дней мечтал уехать в Эфиопию – загадочную страну, где живут такие честные люди…

 

Так что  Шарлю с ранней юности пришлось зарабатывать на жизнь. Вместе со своим другом и аккомпаниатором Пьером Рошем каждый вечер в поисках работы они обивали пороги парижских ночных клубов и варьете. Парочка Рош – Азнавур смотрелась более чем забавно: маленький армянин, стремительный и юркий, и долговязый французский аристократ с темпераментом крокодила и 

помпезностью священника. Иногда им позволяли выйти на сцену, спеть несколько песенок и заработать несколько франков… Иногда получалось продать песню-другую на сторону. Друзья сочиняли их в огромной квартире Роша в центре Парижа. Жить под немцами  было гораздо легче. Отец Азнавура ушел на фронт добровольцем, и Шарль оказался единственным кормильцем семьи. Пока в город не вошли немцы, он торговал газетами, а потом вполне успешно крутился на черном рынке, сбывая брошенные велосипеды, шоколад, одеколон – за все это солдаты вермахта охотно платили. Даже получив работу в кабаре “Жокей” на Монпарнасе, Шарль не оставил опасного промысла – возвращаясь в голодный Париж с гастролей по провинции, он тайком провозил на продажу в реквизиторских сундуках деревенские продукты.

 

В те дни Шарль часто вспоминал гневную тираду, произнесенную одним влиятельным другом семьи Азнавурян, к которому отец Шарля несколько лет назад обратился с просьбой помочь деньгами на актерскую школу для сына. “Миша, ты с ума сошел! – возмущался тот, расхаживая по кабинету. – Какой театр, слушай! Армяне созданы для коммерции. Если твой Шарль хочет научиться торговать, то я ему помогу. А если он хочет всю жизнь валять дурака и веселиться – Бог свидетель, он не получит от меня ни франка!”

 

В глубине души месье Азнавурян был совершенно согласен со своим состоятельным другом – конечно, торговля стала бы для сына гораздо более надежной перспективой. Впрочем, понимал он и другое: не бывает правил без исключений. Даже среди армян нет-нет да и попадались такие, кто рождался на свет 

в тот момент, когда бог Меркурий явно находился в отлучке. В справедливости этой мысли Миша Азнавурян убедился на собственном опыте.

 

А потом была Северная Африка, контракт с “Мулен Руж”, выступление в парижской “Олимпии”, страшная автокатастрофа, многие месяцы, проведенные в гипсе, возвращение на сцену, мировая слава и успех… Постепенно, год за годом, Азнавур доказывал себе и остальным, что он на что-то способен. Шарль прекрасно помнил слова Эдит Пиаф, сказанные ему когда-то: “Запомни, бродяга, если у тебя начинают просить в долг, а то и откровенно грабят – значит, ты на правильном пути” – и не удивлялся возникавшим то и дело вокруг него бесчисленным бедным родственникам и несчастным друзьям детства.

1

1 декабря 19б3 года умерла Эдит Пиаф. Они редко общались в последние годы, Эдит была очень плоха, и вряд ли весть о ее смерти стала для кого-то большой неожиданностью. И все же Азнавур искренне оплакивал ее, а вместе с ней и ту часть своей жизни, которая ушла вместе с Эдит и уже никогда не вернется.

 

Через год после смерти Пиаф он женился в третий и последний раз, совершенно случайно познакомившись в компании друзей с белокурой скандинавкой по имени Улла. Это было забавно – Шарль отдыхал в Сен-Тропе и полушутя пожаловался своему другу Теду Лапидусу на то, что ему, старому больному человеку, приходится выходить в свет, чтобы найти себе подружку. “Тебе просто нужно жениться, – засмеялся Лапидус. И, окинув взглядом их компанию, указал на миловидную 


 
блондинку, приятельницу своей подруги: – Да вот хоть и на ней! Замечательная девушка, по-моему”. Шарль посмотрел в сторону Уллы, немного подумал и решил, что, наверное, Тед прав. Действительно, почему бы и нет…

Они вместе уже тридцать пять лет. Азнавуры переехали в Швейцарию, и Шарль купил там хороший дом в тихой деревеньке над Женевским озером. Улла родила ему троих детей – Катю, Мишу и Колю. 

 

Пиаф однажды обняла его за шею и прошептала: “Не волнуйся, маленький мой бродяга, нам с тобой суждено закончить жизнь вместе. Это уж точно…”.

 

А познакомились они очень своеобразно:

– Ты еврей?

– Нет, армянин

– Это как?

– Долго объяснять.

– Ну, если долго, тогда не надо… А чего это ты в трауре?

– А так меньше заметно, что одежда не совсем чистая.

– Может, она у тебя и сейчас грязная?

– Может быть…

 

К 60-й годовщине Геноцида армян Азнавуром и его постоянным соавтором Жоржем Гарваренцем была написана песня “Ils sont tombes”(“Они пали”).

 

После разрушительного землетрясения в Армении в 1988 году Шарль Азнавур организовал фонд помощи, а затем ассоциацию “Азнавур и Армения”, президентом которой является до сих пор. В 1989 году певец приезжал в Армению, чтобы поддержать пострадавших от стихийного бедствия. Миллионные тиражи диска с песней Азнавура “Для тебя, Армения” были мгновенно раскуплены. Все вырученные средства пошли в фонд помощи.

 

В 2006 году шансонье провел благотворительный концерт на главной площади столицы Армении.

 

Шарль Азнавур – автор более тысячи песен. Его песни исполняли такие мировые звезды как Эдит Пиаф, Рэй Чарльз, Боб Дилан, Лайза Минелли, Хулио Иглесиас и другие. В дуэте с Шарлем Азнавуром пели Фрэнк Синатра, Селин Дион, Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Патрисия Каас, Лайза Минелли, Элен Сегара и другие.

 

Шарль Азнавур удостоен множества наград и премий, в 1997 году он был награжден Орденом Почетного легиона. В 2004 году Азнавуру была присуждена высшая государственная награда Армении – звание “Национальный Герой Армении” и орден Отечества.

 

 

В декабре 2008 года президент Армении Серж Саргсян предоставил Шарлю Азнавуру и его импресарио Левону Саяну гражданство Армении и подписал указ о назначении известного французского певца армянского происхождения послом Армении в Швейцарии, постоянным представителем республики в отделении ООН в Женеве.

 

Карине Тер-Саакян,

HAYASA

Нравится