Выдающиеся армяне

Маркар Седракян

Margar Sedrakyan1

Маркар Седракян (1907-1973) – коньяковед, дегустатор, создатель новой уникальной технологии производства спиртных напитков в Армении и СССР. Его рецептура заставила весь мир признать, что армянский коньяк – достойный конкурент французскому.

Никогда не опаздывайте к обеду,

курите гаванские сигары

и пейте армянский коньяк!”

У. Черчилль

Маркар Седракович Седракян благодаря своеобразной рецептуре покорил не только Советский Союз, но и миллионы людей за пределами СССР. Б. Пастернак писал, что Маркар Седракян заставил мир признать, что коньяк говорит на армянском языке.

Свой первый коньяк М. Седракян создал в 28 лет, и он тут же стал первым в СССР коньяком высшего сорта. Он гордился своей родиной, своим народом, своей древней культурой и поэтому очень хотел назвать его «Армения». Однако шел год 1937: время массовых репрессий, расстрелов, ссылок… И великий армянский поэт и писатель А. Исаакян, имея богатый жизненный опыт посоветовал Седракяну не спешить с подобным решением. Поскольку данный шаг мог быть расценен, как акт национализма, что каралось по всей строгости закона.

– Сынок не спеши, еще успеешь воплотить свою мечту. Ты же видишь какие нынче времена, неизвестно что будет завтра. Назови коньяк каким-нибудь нейтральным именем. Это нейтральное имя тебя спасет, вот увидишь! – говорил Исаакян

– А как же мне его назвать?

– Назови его «Юбилейный». И название нейтральное и советской власти хорошо.

Так появился первый в ситории армянский марочный коньяк. Седракян этим поступком укрепил свои позиции как на заводе, так и в глазах советской власти и в 1940 г.создал, как ему и говорил Исаакян, свою «Армению».

На «Праздничный» коньяк повлиял сам А.И. Микоян, с который дружил с варпетом (мастером) Седракяном. Около 3 лет коньяк «Праздничный» выпускался под другим названием. «Праздничный» – это очень мягкий и вкусный коньяк… Поэтому изначально он выпускался под именем «Десертный». Однажды во время очередного визита А.И. Микояна в Армению, Седракян показал ему свое новое творение. Микоян удивился названию этого напитка:

– Маркар Седракович, Неужели не чувствуешь какой вкусный коньяк?! Почему он зовется «Десертный»?

– Его надо пить не во время обеда, а после него, как женщину, ответил Седракян.

– Да, но женщина это же еще и праздник, – сказал Микоян.

– Ты прав, Анастас Иванович, с этого дня коньяк будет называться «Праздничным».

А. Микоян называл варпета Маркара – человеком, который обманул Сталина. Во время войны все заводы, выпускающие спиртные напитки на территории СССР считались военными, поскольку поставляли спирт для солдат (солдатский паек). Для офицеров же поставлялся коньячный спирт. «Вождь народов» издал указ, что все спирты следует отправлять и оставить на хранение только готовую коньячную продукцию, т.е. уже готовые коньяки.

Седракян тут же после оглашения указа вылетел в Москву. В Центральной дегустационной комиссии, членом которой он и сам являлся, работала товарищ Снеговская, с которой у М. Седракяна были очень доверительные теплые отношения. Через нее под угрозой уголовного дела, он задним числом (мартом 1941 г.) напечатал около 1000 этикетов. И утвердил вместе с ней, что, якобы, выпускался коньяк Арташат и под именем Арташат АрмССР сохранила все свои спирты.

Все помнят времена, когда армянский коньяк являлся обязательным атрибутом на столе советского человека. Вопрос почему? Ведь коньяк выпускало кроме АрмССР еще 6 республик. Дело в том, что все республики кроме Армении израсходовали свои спирты для нужд Красной Армии. А благодаря Маркару Седракяну Армянский коньячный завод после войны сохранил все запасы коньячных спиртов и довольно быстро завладел рынком Советского Союза. Что касается коньяка Арташат, то такого коньяка у нас не было, он был выпущен в единичных экземплярах.

Но одна из самых важных историй в жизни великого мастера произошла с созданием коньяка «Двин», который обожал премьер-министр Британской империи У. Черчилль. «Двин», также как и остальные коньяки М. Седракяна имеет очень богатую историю создания. Все началось в 1937 г., когда папанинцы снарядили экспедицию на Северный полюс. Каждая республика что-то подарила членам экспедиции. Белорусы дали теплую одежду, украинцы поставили сало, армяне свои коньяки. В газете «Правда» есть статья с опубликованным папанинцами письмом и фотографией, где они вместе держат бочку коньяка. В письме они написали, что им настолько холодно, что 42 градусный коньяк их не согревает. И тогда была поставлена задача: можно ли изготовить коньяк, имеющий более высокий градус? С этих пор с 1937 г. начались создание высокоградусных коньяков. Поиски варпета Седракяна привели его к потрясающему 50-ти градусному терпкому коньяку, который он назвал «Двин» – именем древней армянской столицы, основанной в 335 г.

В Советское время, особенно в сталинскую эпоху, назвать что бы то ни было Двином было довольно рискованно. Подобный шаг мог быть расценен как проявление национализма. Это в особенности касается армянского коньяка, который являлся частью дипломатического протокола (водка, сало, армянский коньяк). Было решено направить в Тегеран, на конференцию трех лидеров совершенно новый коньяк, который на свой страх и риск М. Седракян называет «Двин» в честь одной из армянский столиц. Название «Двин» – не случайное. Варпет Маркар прекрасно понимал, что презентация этого коньяка пройдет за пределами как самой Армении, так и за пределами СССР, а это значит, что через этот напиток многие познакомятся с Арменией и ее культурой. А название «Двин» лишь усилит этот эффект. И он оказался прав, поскольку презентация «Двина» прошла на Тегеранской конференции трех лидеров (Сталина-Рузвельта-Черчилля) в ноябре 1943 г.

Во время II Мировой войны, когда решалась судьба человечества «вождь народов» И. Сталин всячески пытался угодить западным лидерам, дабы улучшить положение советских солдат, сражавшихся в неравном бою с нацистскими войсками. Темой №1 являлся вопрос о втором фронте, дату открытия которого премьер-министр Британской империи постоянно затягивал.

Кроме того, отношения между Москвой и Лондоном переживали не лучшие времена, а сам Черчилль был ярым поборником коммунизма. Однако план Сталина заключался в ублажении своего «коллеги» кавказским гостеприимством. Сначала при первой встрече в Москве в 1942 г. гостю был оказан шикарный прием. По личному распоряжению Сталина тайно изучались манеры и пристрастия британского премьера, который как выяснилось обожал не только гаванские сигары, но также крепкий французский коньяк, бутылку которого он выпивал ежедневно.

Поскольку одним из основных вопросов Тегеранской конференции стал вопрос об открытии второго фронта, Сталин решил преподнести британцу необычный подарок. На одной из двусторонних встреч Сталина и Черчилля, премьеру Британии подали армянский коньяк «Двин». Черчилль, являясь большим любителем и ценителем алкогольных напитков не верит, что пробует армянский коньяк, поскольку в СССР не работало ни одного иностранного специалиста в этой области. В тот же день Сталин дарит коллеге две бутылки «Двина». А вопрос об открытии второго фронта решился установлением точного срока высадки союзников в Европе.

После 1943 г. ежегодно до смерти У. Черчилля раз в квартал в Лондон отправляли десять ящиков коньяка «Двин». Каждый ящик содержал 20 бутылок.

Поскольку высылалась посылка дипломатической почтой, за процессом строго следил КГБ. Любая отправка такого рода делалась в трех экземплярах: 2 бутылки – остаются на заводе, два – в Москве на Лубянке, остальное шло в место назначения.

В 1947 г. У. Черчилль пишет письмо И. Сталину, в котором выражает недовольство качеством и вкусом любимого коньяка. В Москве был дан приказ разобраться. Выяснилось, что нет мастера на заводе и что он в Сибири. Однако и в Сибири его не было. На одном из заседаний Политбюро А. Микоян рассказал Сталину, что Седракяна сослали по нелепому обвинению.

Дело в том, что в начале войны, когда решалась судьба Советского Союза, все заводы и фабрики в приграничных республиках, не эвакуированные в Сибирь, были заминированы, поскольку существовала реальная угроза нападения Турции и Японии. Был заминирован и ереванский коньячный завод. Однако варпет Маркар, сдав оружие в КГБ, настоятельно отказался взорвать «свое детище». Это был очень смелый шаг, поскольку в сталинское время неподчинение приказам военного времени были равносильны измене. За что после войны в 1947 г. М. Седракяна сняли с должности, арестовали.

Варпета спасает наркомом внешней торговли и пищевкусовой промышленности А. Микоян. Приехав в Ереван, Анастас Иванович из высыльных списков Седракяна не интернировал, а лишь направил в другом направлении – в Одессу, основывать одесский коньячный завод. Поэтому по одним спискам Седракян в ссылке, а на самом деле он на одесском заводе создает одесский коньячный завод.

Вот почему на заводе после высылки закончились купажированные Седракяном запасы коньячного спирта. И некому было делать новый купаж коньяка «Двина». Рецептура Седракяна была нарушена. Это и заметил Черчилль.

Тут же варпету пришло распоряжение вернуться в Ереван, но Седракян отказался, поставив условие: нахождение в Одессе должно официально считаться командировкой, но никак не ссылкой. Через полтора года нахождения в Украине и создания украинских коньяков «Одесса» и «Украина» Седракян возвращается в Ереван и на этом заканчивается его командировка. Вот почему его стаж работы не прерывался ни на минуту и составл более 50 лет и был отмечен высшей наградой СССР медалью «Золотая звезда» Героя Социалистического труда. Это тот редчайший случай, когда «дело» спасло своего «мастера».

Нравится

Comments

  1. […] его в Ереван. Так коньяк спас своего создателя. (Вот интереснейшая статья о […]