Интервью

Микаел Погосян

Портал HayasaNews искренне поздравляет Микаела Погосяна с победой на IX-м международный кинофестивале “Золотой абрикос”, где картина “Если все” удостоились двух призов: “Лучший армянский фильм” и приз Экуменического жюри. Недавно стало известно, что картина стала номинантом на премию “Оскар”, это серьезный прорыв.

 

 

И первый вопрос будет касаться идеи этого фильма. Скажите, что побудило Вас написать сценарий на данную непростую как для армянина, так и азербайджанца тему?

Я уже довольно взрослый человек, и у меня накопилось немало идей как в человеческом, так и в профессиональном плане. В объективе моего зрения всегда были армяне, и у меня, как артиста, есть фирменные работы, в которых я исследую армянские типажи. Я сыграл много типажей: и комических, и драматических и иных. В поле моего зрения всегда был армянин, в разных своих проявлениях. Эти типажи со временем накапливались и в дальнейшем становились все более выразительными. Тема Арцахской войны всегда была актуальной для меня, потому что это был очень серьезный период испытаний для каждого армянина, который жил в Армении в те непростые годы. В частности, то, что происходило вокруг меня, оставило очень серьезный осадок. Я уж не говорю о тех ребятах, которые прошли через эту войну и с которыми я дружу до сих пор. К сожалению, тот путь, который они прошли до сих пор искажает их действительность. Это раны психологического уровня сложно излечимые. Арцах – это для меня место, где дышится легко, где есть свои устои и есть чему поучиться и на что равняться. Это и послужило темой для нового произведения. В конце концов, это наша страна, откуда кстати и мои корни. Я считаю, что самая важная тема для Армении это Арцах, и если мы сможем отстоять его, то мы все армяне, как нация, состоимся! И вот когда появилась возможность создать фильм, на четырех страницах я написал всю сюжетную линию, а потом со своим соавтором Терезой Варжапетян, мы написали сценарий.

 

Где Вы нашли финансирование?

Вы наверное понимаете, что кино – это дорогое удовольствие, особенно если хотите сделать что-то профессиональное. Когда появилась идея, у меня не было ни копейки за душой. Я всегда так делаю: создаю идею, а дальше думаю, как ее воплотить. В этот раз все началось с того, что сценарий уже был готов, я представил его в Министерство культуры и Художественный совет решил, что этот сценарии может быть реализован. Первые финансовые «ласточки» были со стороны Министерства культуры. Дальше я пошел в Министерство обороны к Сейрану Оганяну – это великолепнейший человек, патриот, истинный армянин. Я мог себе позволить прийти, так как два года назад я получил Орден Вазгена Саркесяна. То есть существовала связь моего визита к такому человеку с просьбой о помощи. Он выдели определенную сумму, и в несколько раз в съемочный период и в после съемочный период он помогал нашему фильму. Это невероятная поддержка. После всего этого, я настолько обнаглел, что пошел к самому президенту республики. На одной из встреч я подошел к Сержу Азатовичу и попросил об аудиенции. Буквально на следующий день он принял меня и уделил целый час. Не буду вдаваться в подробности нашего разговора. Это был откровенный человеческий разговор, я говорил с простым, нормальным человеком, который умеет слушать. И этот визит не был направлен на то, что я буду просить деньги. Отнюдь. Просто был разговор, где он все понял без всяких намеков сказал: «Я тебя поддержу, потому что думаю, все что ты делаешь – это достойно!». Так и получилось, т.к. самое большое финансирование мы получили от фонда «Луйс». До этого я встречался с президентом Нагорного Карабаха Бако Саакяном, поскольку 60 % съемок планировалось осуществить в Арцахе. Он тоже сказал: «Чем могу – помогу!». Он также сдержал свое слово. Во время съемок в течение месяца Бако Саакян содержал группу из 30 человек, кормил, поил, мы жили в шикарной гостинице. Вы знаете я считаю этих двух президентов авторами этого фильма, ведь без их помощи этого фильма просто не бы было. Я уже не говорю об отдельных лицах, которые также оказали нам помощь.

 

С одной стороны фильм «Если все» очень армянский. А с другой съемочная группа была интернациональной: режиссер, главная героиня были не армянами. Чем это объясняется?

Откровенно говоря в Армении я не нашел такого человека, с которым я мог бы сделать эту картину. Это просто стечение обстоятельств, но вместе с тем я хотел, чтобы у нас был какой-то чистый воздух, какое-то внедрение не армянского менталитета. Чтоб у нас был нейтральный человек. Кстати это был дебют режиссера Натальи Беляускене как режиссера полнометражного фильма, а также ее дипломная работа. Вот так.

 

Можно ли сказать что это фильм о войне?

Нет, наш фильм не о войне, он о мире! О мире, который достался нам очень большой ценой. И мы это осознаем каждый мирный день, поскольку угроза войны висит над нами. С самого начала я принципиально не хотел, чтобы в фильме было насилие, взрывы, выстрелы, напоминающие войну. Это более психологический фильм, где нет ни единого выстрела. Более того, я считаю, что нужно находить общий язык с азербайджанцами, эту проблему нужно решать. И я как гражданин этой страны предложил свою формулу, потому что в фильме нет никакой злобы, агрессии по отношению к азербайджанцам. И даже наш азербайджанец – это обычный человек. Еще в школе у меня был товарищ азербайджанец Заур Исмиханов, с которым я проучился 10 лет, затем он поступил в мединститут и стал прекрасным педиатором. У него были толпы, но этот человек вынужденно уехал. Поэтому с одной стороны, нужно было отстоять свою правду, но с другой, также говорить о том, что все мы люди, независимо от этнической принадлежности.

 

А как быть с тем, что сегодня в Азербайджане ежеминутно на правительственно ведется антиармянская пропаганда? Даже несмотря на это, Вы будете стоять на своей формуле?

Подобной политикой они занимаются самоуничтожением. Рано или поздно эта злоба обернется против них. Их в какой-то мере можно понимать, но эти люди должны понимать, что Армения и Карабах это единое целое, и что они вместе никогда не отступят. В Баку понимают мощь нашей армии, и парад 9 мая в Степанакерте, лишний раз доказал, что армянская сторона готова в войне. Но и в Ереване и в Степанакерте постоянно повторяют, что никто там не желает войны.

 

В самом конце фильма, мы встречаем азербайджанца, который отпускает наших героев с миром обратно домой. Этот эпизод был изначально в сценарии или был добавлен позже?

Сюжет с самого начала, как я его придумал, был от и до реализован в начальном варианте.

Ваш герой, главный герой фильма, является командиром отряда, который очень замкнутый, хотя со развитием сюжета его поведение меняется. Скажите, Вы и Ваш герой имеют общие черты в жизни?

У него, также как у меня сильно развито чувство справедливости. Я, по всей видимости, унаследовал его от своих родителей. Часто бывало в жизни, что у тех персонажей, которых я создавал, потом я многому учился.

 

Над чем Вы сейчас работаете?

Мне хочется создать образ человека, которого можно было бы назвать сегодняшним армянином. Этот образ олицетворяет армянское начало своими поступками, своей жизнью – это врач, который лечит бесплодие у людей. На примере этого человека я хочу показать, каким должен быть сегодняшний армянин.

 

 

 

Как Вы думаете, какие отличительные черты характерны армянскому народу?

Я объективно смотрю на то, что я армянин. Я очень похож на свой народ, поскольку все плюсы и минусы, какими наделен армянский народ, мне присущи, я это чувствую. Это излишняя эмоциональность, душевная теплота, гостеприимство, гордость за свой народ и т.д. И я очень люблю все, что мне дано свыше. Когда наши шахматисты одержали победу я безусловно ощущал причастность, как будто в этом есть моя частица. Когда армяне творят что-то плохое, я опускаю глаза, поскольку также ощущаю причастность ко всему этому. Армяне очень талантливы от рождения, им многое дано. Я всегда говорю, что армянин – как хорошая приправа! В любой стране армянин придает этой стране какой-то аромат, делает ее красочней, но когда все армяне живут рядом друг с другом, от этой приправы становится приторно. Армянин – это симбиоз гениального с тем, что не может назваться достойным. Мы чрезмерно противоречивые создания.

Думаю, вы слышали про эксперимент, во время которого взвешивали душу человека. Учеными отмечено, что непосредственно после смерти, вес тела человека меняется, становится легче на несколько грамм. Говорят самая тяжелая душа у армян – порядка 28 грамм. Предположим, у итальянцев 20 грамм, к примеру, но самая тяжелая у армян…

 

Есть ли у Вас представление об идеальном армянине?

Для меня армянин, который рос в Ереване, учился в русской школе и серьезно вникал в русскую культуру – для меня этот армянин был идеалом. То есть армянин 70-х, 80-х был идеальным, потому что такого духовного, культурного подъема, который испытал армянский народ в 60-е, 70-е, 80-е, такого давно не было в Армении. Пусть меня поймут правильно, но это я связываю с близостью к России, поскольку тогда мы нашли нечто общее, что нас объединяло и мы были очень сильными. Сегодня, когда я выезжаю за границу и наблюдаю за ребятами, которые сейчас живут разрозненно в разных странах, я понимаю, каким был Ереван в 70-х годах.

 

Есть ли места в Армении, которые Вам особенно нравятся?

Легче сказать, какие места мне не нравятся. Для меня священна гора Арарат, с которой я генетически ощущаю свою связь. Тоже самое происходит, когда я вижу армянские церкви. В отличие от католических и православных церквей, армянские церкви со своим аскетизмом привлекают меня намного сильнее. Какая-то затерянная церквушка в горах смотрится так естественно, что, кажется, это величие ниспослано Всевышним этой благословенной земле.

Совершенно особую роль в моей жизни играет город Ереван, место, где я родился и вырос. Хотя он сильно изменился, и во многом это уже не тот город, в котором я провел мои молодые годы, я не перестаю любить этот город. Визуально он отдает европейскими красками, есть много мест в городе, которые радуют глаз, однако в нем нет той целостности, которая была раньше. И здесь я обязательно отмечу карабахцев, которые в отличие от живущих в Армении с большим трепетом относятся к своему наследию. Каждый метр, каждое здание имеет для этих людей колоссальную цену. Когда я еду в Арцах, всегда вижу лишь гордые, одухотворенные лица. Видно, что люди верят в себя и свое будущее! Это дорогого стоит…

 

Что такое для Вас Армения?

Очень красиво об этом сказал Тонино Гуэрра: «Армения – это страна вертикального путешествия ввысь!». Это гениально, поскольку, когда вы едете по Армении, постоянно будете натыкаться на горы и вынужденно будете поднимать голову вверх и смотреть ввысь. Для меня Армения – это прямой контакт с Богом, потому что он везде, но раньше всего твоя молитва приходит к Богу через твою родину.

 

Тигран Манасян,

HayasaNews

Нравится