Интервью

Модест Колеров

Модест Колеров – историк, издатель, действительный государственный советник 1 класса.

 

Модест Алексеевич, недавно на одном из интернет порталов Вы отметили, что Россию ждет вызовы трех «К» – Курдистана, Карабаха и Казани. Понятно, что имеется в виду с Курдистаном и Карабахом, а почему Казань?

 

Вполне вероятен взрыв исламского экстремизма в Поволжье. Этого раньше не было, а сегодня уже гремучая смесь, которая может до предела накалить обстановку внутри России. Взрыв исламского радикализма происходит не только там, где происходит социальная нищета, но там где традиционный ислам не находит достаточно эффективного диалога с властью, где власть пытается использовать более радикальные формы ислама для укрепления своих позиций, где широко открыты ворота для иностранных проповедников. В Поволжье эти ворота открыты уже более 20 лет. В конце концов, накапливается критическая масса, когда эти десятилетние заигрывания приводят к тому, что правила диктует радикально-исламистское подполье, а потребность во власти становится минимальна. Здесь основную роль играет Саудовская Аравия – ваххабизм. Это те государства, которые целенаправленно «убивают» Сирию.

 

 

Недавно прошли президентские выборы в Нагорном Карабахе. Поучаствовав в качестве наблюдателя, Вы резюмировали, что выборы, в отличие от многих государств бывшего СССР, прошли открыто, честно и демократично. Как можно объяснить, что такая маленькая непризнанная республика показывает высокий уровень демократических ценностей?

Традиционно Карабах строил свою политическую систему под воздействием трех мощнейших факторов: многопартийной диаспоры, мощного влияния партии «Дашнакцутюн», с прицелом на дальнейший карьерный рост в Ереване. Это порождает одновременно и особую партийную солидарность тех, кто делает карьеру, особое внимание многомиллионной диаспоры к прозрачности происходящих там событий, в третьих для «Дашнакцутюн» Карабах – всегда витрина, и чем более скромны их успехи в самой Армении, тем важнее успехи в Карабахе. Это соединение ежедневно воюющего фронта с задачей выстроить политическую, экономическую и гуманитарную витрину и создает поле острой конкуренции, когда любая ошибка, попытка свернуть политическое развитие на более традиционные для региона рельсы, пресекается. С этой точки зрения я склонен рассматривать историю с Самвелом Бабаяном, чья бонапартистская карьера, направленная на построение некой полудиктатуры, была так жестко пресечена. Это была акция самозащиты политического класса карабахцев. Соединение этих факторов и дает ту самую смесь повышенной прозрачности.

 

 

Очевидно, что на начальном этапе Армения недооценила в должной мере значимость информационной войны. Как Вы считаете, в чем причина подобной политической близорукости?

Я бы уточнил формулировку. Армения недооценила не важность СМИ, напротив, усилия Микаэла Минасяна сложно чрезвычайны и весьма успешны. Недоучет происходит  не в технике СМИ, а в контенте, в содержании. Это проблема не столько медийщиков, сколько самой политической философии армянства. Имеется в виду политическая философия осажденной крепости, когда «мы» все белые, кругом – все враги. Во-вторых, есть специфическое давление диаспоры. Наибольшие радикалы армянские живут не в самой Армении. Они рассматривают боевые задачи Армении, как штабные офицеры. Есть, конечно, фидаины, но их заведомое меньшинство. Есть «Восканяны», но их еще меньшее меньшинство. В этом смысле армянский патриотизм очень напоминает шахматную игру, и это скорее недостаток. Когда начинаешь знакомиться с ситуацией на местности, оказывается чтобы иметь союзников, нужно тщательно выбирать слова и перестать считать себя единственными святыми и правыми. Нельзя давние традиционные проблемы с Грузией просто замалчивать, надеясь, что они рассосутся. Да, в отношении с Грузией Армения, безусловно, безвыходный заложник – это очевидно. Но и заложник согласно известному стокгольмскому синдрому в итоге также приобретает право голоса и террорист начинает его использовать в торге с властями. Здесь нужно действовать как-то иначе, тем более что армяно-турецкое инвестирования в Батуми – тоже фактор.

 

 

В интервью азербайджанским СМИ Вы отметили, что в случае военной агрессии Азербайджана война в Карабахе продлится несколько дней и что по итогам не изменится линия фронта. На основании каких данных Вы делаете такой вывод?

Чисто географически азербайджанские войска смогут продвигаться на равнинной местности, более всего видимо они смогут продвинуться в агдамской равнине, т.к. она уязвима с точки зрения топографии. Однако если даже в некоторых местах азербайджанцы сумеют пробить оборону, это им сильно не поможет, поскольку в конфликт вмешаются американцы. Не исключено, что они используют новый аэропорт в Степанакерте для высадки “миротворцев”, и Нагорный Карабах перейдет под фактический протекторат Запада.

 

Россия Вы считаете не поможет Карабаху?

У нее нет на то оснований. Россия, как государство, не может помочь Карабаху, как государству. В случае, если боевые действия прокатятся на территории Республики Армения, Россия будет в обязательном порядке защищать своего союзника. Говоря простыми словами, Армению защищать будем!

 

Фактически, получается, что США и их союзники надолго закрепит свое влияние на территории Арцаха?

Безусловно. Это будет место долгосрочного военного контроля для западных миротворцев антииранского, антибакинского.

 

Почему антибакинского?

Потому что все прогрессивное человечество ждет смены власти в Баку.  И главными действующими лицами здесь опять же будут американцы…

 

 

Изменится ли ситуация в стране после возможной смены власти?

По всей видимости не изменится. Хотя это и не важно, американцы же не застыдились сменой власти в Египте Мубарака и заменой его исламистами. Никто не чихнул. Они создают систему обновления элит для усиления их марионеточного содержания. Даже там, где к власти приходят исламисты, они не очень сильно переживают, поскольку на смену этим исламистам придут другие. Их задача в поддержания состояния постоянной нестабильности.

 

Как Вы считаете реальны ли утверждения азербайджанской стороны о населении в 9 млн. Человек?
Это не важно. Например, в Латвии государственная статистика является предметом манипуляций. Даже там, где нет 2-х млн. перепись натянули на 2 млн. Делалось это для того, чтобы можно было претендовать на определенные субсидии. Даже в Литве, где население явно не достигло 3 млн. вдруг по команде президента население увеличилось сильно больше 3 млн. Так чего же вы хотите от азербайджанцев. Здесь точно также пропаганд истыкай тезис о том, что их будет скоро 90 млн. Ну, будет когда-нибудь, просто большая часть их будет в России.

 

Из Ваших слов можно сделать вывод, что Вы очень тепло относитесь к Карабаху, а есть ли у Вас там любимые места?

Я очень люблю каньон возле Шуши. А в Армении мне почему-то нравится маленькая площадь возле кинотеатра Москва. Кроме площади Шарля Азнавура, вся улица Абовяна, наверное, и есть мое любимое место.

 


Какие первые ассоциации возникают у Вас, когда Вы слышите словосочетание армянский народ, какие первые ассоциации у Вас возникают?

Моя жена!

 

Hayasa

 

Нравится