Великая Армения

Путешествие в Западную Армению

Армянский след Турции

 

HayasaNews.com. Прежде чем начать рассказ об армянском населении современной Турции, следует подчеркнуть, что стамбульские армяне всегда и резко выступают против того, чтобы их называли «армянской общиной Турции». «Мы не община, мы коренные жители этой страны, называть нас общиной – значит совершать огромную ошибку», – говорят они всегда при встречах с приезжающими в Стамбул гостями из Армении. Они  до сих пор называют город «Полис», то есть Константинополь, да и Патриархат тоже называется Константинопольским Патриархатом Армянской Апостольской церкви.

В настоящее время в Стамбуле проживает примерно 60-70 тысяч армян, около 30 тысяч – нелегальные мигранты из Армении. Число же исламизированных армян до сих пор не уточнено, но речь может идти примерно о миллионе людей, которые после Геноцида армян были насильно обращены в ислам. Это в основном были выжившие женщины, или спрятавшиеся мальчики. До сих пор в Турции есть пара сел, которые населяют армяне – одно из них – Вакыфлы, которое, к сожалению,  используется турецкими властями в чисто пропагандистских целях. Есть еще небольшая деревенька  около города Хинис (Хнус). Там тоже живут армяне, но они исповедуют ислам и только имена у них армянские: Гоар, Аршалуйс. У мужчин турецкие имена, однако они отлично знают, кто они такие и как стали мусульманами, но… инстинкт самосохранения оказался выше этнической принадлежности.

Небольшая статистика: согласно данным Армянского Патриархата, в 1878 году в Османской империи проживало  3 000 000 армян: 400 000 в европейской Турции, 600 000 в западной Малой Азии, 670 000 в вилайетах Сивас, Трапезунд, Кайсери и Диарбакыр и 1 330 000 на Армянском нагорье. По этим же данным, в 1912 году количество армян в вилайетах Ван, Битлис, Мамурет уль-Азиз, Диарбакыр  и Эрзерум составляло 804 500 человек. В 1914 году Патриархия провела более точные подсчеты, которые показали 1 845 450 армян на территории империи. Уменьшение армянского населения более чем на миллион объясняется  резней 1894—1896 годов, бегством армян из Турции и насильственным обращением в ислам. Кроме того, перепись не была полной, так как переписчики Патриархии не имели доступа ко всем армянонаселенным пунктам, особенно если они контролировались курдскими племенами. Наиболее показательно это для вилайета Диарбакыр, армянское население которого, согласно официальным данным, составляло 73 226 человек, согласно подсчетам патриархии — 106 867, а весной 1915 года из вилайета было депортировано 120 000 армян. Официальная османская статистика оценивала армянское население империи в 1915 году в 1 295 000 человек. Османская оценка и стала основным аргументом против того, что во время Геноцида было уничтожено полтора миллиона армян.  Но это еще не все – в 1914 году за Константинопольским Патриархатом числилось не менее 2549 приходов, в том числе свыше 200 монастырей и не менее 1600 церквей. В настоящее время под юрисдикцией Патриархата осталось всего 44 действующие церкви. Да и действуют они один-два раза в год, за исключением стамбульских. По всей Западной Армении можно видеть руины христианских монастырей, храмов. Центры армянской философской и духовной мысли – Нарекаванк, Варагаванк, Эдесса (Шанлыурфа), храмовый комплекс на Ахтамаре, в Муше – все это разрушено, осквернено и поругано. От монастыря и церкви Св.Карапета в Муше остались одни развалины, а дома, живущих в деревне курдов облицованы хачкарами.

Вообще надо сказать, что если путешествовать по Западной Армении не как турист, а как армянин, приехавший поклониться земле предков – то это путешествие не для слабонервных. Иногда ловишь себя на мысли о том, что никуда из Армении и не выезжаешь, просто  из одной области в другую. И если бы не обилие портретов Мустафы Кемаля Ататюрка и флагов Турецкой Республики, можно и  ошибиться…

Именно в Карсской провинцию понимаешь сразу, какую страну мы потеряли, Правда, от одной из бывших столиц Армении и центра Карсской губернии почти ничего не осталось – разве что крепость и собор Св.Апостолов, но и этого достаточно, чтобы представить Карс в начале ХХ века. Столицей он был всего 3 года с 928 по 931 гг., потом Ашот III Багратуни перенес столицу в Ани. Карс был центром исторического Вананда, а с  1878 по 1917  это была российская Карская область с генерал-губернатором. Ныне он главный город турецкой провинции Карс.

Собор Святых Апостолов разделил участь всех армянских храмов на территории Османской империи и Турецкой республики. Сначала храм превратили в мечеть, потом он опять стал армянской церковью. Сейчас собор заперт, но территория вокруг довольно ухожена и говорят, что может он также будет открываться раз в год для армянской литургии.

Неподалеку проходит нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, рядом граница с Грузией и Арменией…  Тем не менее, есть некоторая безысходность в городе – он какой-то неживой, словно пытается протянуть еще некоторое время, чтобы окончательно умереть. Так что Орхан Памук в романе «Снег» описал Карс довольно точно. А еще Карс очень похож на Гюмри. До сих пор в городе сохранились дома из черного базальта, такие, какие строили в Армении в начале ХХ века.  На некоторых домах – фамилии владельцев на армянском и даты. Почти все они обрываются на 1921 годе. Как ни странно, эти барельефы не сбиты, хотя попорчены.

Уместно напомнить, что в 1945 году были предъявлены территориальные претензии СССР к Турции, согласно которым территория бывшей Карской области должна была быть разделена между Грузинской и Армянской ССР. Однако, исходя из изменившихся геополитических реалий и начала «холодной войны», в  1953 году Советский Союз отказался от этих претензий.  Армянский город Карс перестал существовать, равно как и Эрзерум и Игдыр. Живет в Карсе 77 тысяч человек. Есть среди них и армяне, граждане Армении, которые работают в различных лавках, возят товар из Турции в Армению. С одной такой семьей довелось познакомиться. Зовут ее, скажем, Лариса. Уж как она хвалила Турцию, как ей здесь хорошо и комфортно, соседи прекрасные, никто даже не напоминает о происхождении…. Слушать было, мягко говоря, неприятно. Рассказала, что живет в Карсе уже 18 лет, сама родом из Гюмри и возвращаться в Армению не собирается. По ее словам, таких семей в Карсе десятки…

Васпураканское царство  – вотчина князей Арцруни некоторое время был одним из главных областей исторической Армении, а Ван был столицей блестящего Ванского царства. На территории Васпуракана было много монастырских комплексов. В настоящее время почти ничего не осталось – только руины, иногда фрагменты фресок, куски стен. Монастырь  Варагаванк, у которого был собственный церковный праздник – Варага Сурб Хач, который отмечается 27  сентября, превращен в некое подобие сарая. Однако при церкви есть смотритель, курд, который частично восстановил алтарь и продает свечи приезжающим поклониться святыне армянам. История явления Креста такова: римские девы-христианки, в конце III века бежавшие в Армению от преследований императора Диоклетиана, нашли пристанище на горе Вараг у озера Ван. Одна из них, Рипсимэ, носила на шее частицу крестного древа Господня, которую перед уходом в Вагаршапат (Эчмиадзин) передала на хранение варагским монахам. С тех пор прошло три с половиной века, и никто уже не знал, где находится реликвия. Многие отшельники молились Богу, прося указать им место ее нахождения. В 653 г. одному из варагских отшельников Тодику Господь в видении открыл это место. Тодик увидел, как над вершиной Варага вспыхнул яркий свет и двенадцатью лучами осветил храм, в центральной части которого сиял крест. Лучи не гасли двенадцать дней, и в Вараг стал стекаться народ. Узнав о чудесном явлении, сюда прибыл католикос Нерсес III. Подтвердив истинность реликвии, он установил посвященный Варагскому кресту календарный праздник и пост, именуемый в народе «монашеским». Варагский монастырь считался одной из главных святынь Васпураканского края. Здесь до середины ХVII века в золотом ларце, изготовленном царем Ашотом IV, хранилась частица крестного древа. В 1655 г. реликвию перенесли в монастырь Сурб Ншан , где она находилась до 1915 года.  Варагаванк – огромный монастырский комплекс из 7 церквей, трапезной, служебных помещений. В здешнем училище получил образование епископ Гарегин Срвандзтянц и многие армянские интеллигенты, здесь издавал ежемесячник будущий католикос Мкртич Хримян (Айрик).

Из Ванской цитадели видны следы фундаментов армянских домов, разрушенных в  1915 году. На стене, опоясывающей Ванскую крепость,  сохранилась клинописная надпись,  свидетельствующая  о постройке крепости урартским царем Сардури I. Надпись найти довольно трудно, она скрыта деревьями и к ней почти не водят туристов. Хотя в самом центре города есть гостиница «Урарту» и «Тушпа». Наверное, нелишне напомнить, что существование Урарту, как союза племен, документально подтверждено с XIII, а как государства – с VIII века до н. э. Урарту прекратило существование в VI веке до н. э. В первой четверти 1 тысячелетия до н. э. Урарту занимало главенствующее положение среди государств Передней Азии. Но это история, дошедшая до нас благодаря академику Николаю Марру, а наш рассказ о сегодняшнем, а вернее о бывшем  армянском городе Ван. Расположенный на берегу Ванского озера, Ван был столицей Васпураканского царства, родовой вотчиной князей Арцруни.

В нынешнем Ване уже ничто не напоминает о живших здесь до 1915 года армянах. Знаменитый Айгестан помнят немногие старики-курды и отуреченные армяне, которых в Ване довольно много. Но  никаких следов армян в Ване просто нет. Именно в этих краях находится знаменитая «Дверь Мгера», куда вошел сын Давида Сасунского Мгер- младший, после того, как земля перестала его выдерживать. Рядом находится и исчезнувшая усыпальница рода Багратуни, в крепости Дароинк, тоже почти разрушенной. Если напрячь воображение, можно все это представить, но… глазу предстают только непонятные холмы и бесчисленные развалины. Некоторые еще видны, но очень многое ушло навсегда. 

Говоря о Ване, невозможно не упомянуть о героической обороне города в апреле – июне 1915 года. Оборона Вана, наряду с обороной Муса-Дага – одна из блестящих страница новейшей армянской истории. 16 мая 1915 года осаду города сняли русские войска и армянские добровольческие отряды. А во время боев роль связников и разведчиков выполняли девяти -десятилетние дети, перебегая от одной позиции до другой под обстрелом превосходящих турецких войск. Ванцы еще делали одноразовые пушки из ореховых деревьев, на один выстрел.

Сейчас в Ване 342 тысячи жителей, это один из самых беспокойных районов. Жандармы круглосуточно ходят с автоматами по улицам. Еще до недавнего прошлого Ван был почти закрытым городом, потому что наряду с Диарбакыром считается одним из центров курдского сопротивления.

К сожалению, от города осталось только название – и ничего больше. Еще знаменитые ванские кошки с разноцветными глазами, которые нельзя вывозить из страны, знаменитые яблоки из Артамета, рыба «тарех» (жемчужная кефаль) и память. Больше ничего. На острове Ахтамар действует раз в году реставрированный храм Св.Креста, но это единственная церковь во всей провинции. А было армянских церквей в провинции до 1915 года больше тысячи…

И завершим наш рассказ в Ани. В советское время развалины Ани можно было увидеть в бинокль, если было разрешение от пограничников. Тогда Ани представлялся как город, который никогда не суждено увидеть и который останется в памяти именно развалинами. Сейчас в Ани можно поехать через грузино-турецкую границу без проблем.

Армянская средневековая столица Ани в последнее время стала объектом пристального внимания турецких властей. Развалины Ани, который был столицей царства Багратидов, постепенно сравнивались с землей, и через какие-нибудь лет 50 от них осталось бы воспоминание и несколько фотографий. Однако турецкое правительство решило, что Ани может принести большой доход от туризма и посему надо успеть спасти, что осталось. А осталось довольно много – крепостная стена, Кафедральный собор, церковь Тиграна Оненца и много другого. Сейчас Ани уже стал туристическим центром, о чем возвещают указатели по дороге из Карса, рекламные буклеты и стенды при входе в на развалины. Стоит вход не очень дорого – долларов 5. Но вот что интересно – у входа стоит огромный стенд, на котором подробно описывается история города, за исключением того, кому он принадлежит. Нигде вы не прочтете, кем был Смбат Багратуни, при котором город обрел свое величие. А уж про национальность Багратидов и говорить не приходится, она не упоминается. На том же стенде написано, что Ани – памятник средневековой Османской империи.

Рядом с Ани находится памятник туркам, якобы убитым армянами в годы Первой мировой войны, а в 28 сентября 2010 года в Кафедральном соборе турецкие националисты во главе с Девлетом Бахчели провели намаз в христианской святыне в пику литургии на острове Ахтамар. После всего этого говорит о «чистоте» намерений правительства Турции восстановить исторические памятники говорить не приходится, потому что подавляющее большинство их – армянские. Турками движет, скорее всего, экономика – к восстановленным памятникам будут приезжать туристы, в том числе и армяне, для большинства которых Ани, Ван, Муш – родина их предков.

 

Карине Тер-Саакян,

Hayasa

 

Нравится